Театр живее всех живых


Н. Ермолина.

С Днем Театра родной Петрозаводск!

Театр живее всех живых

Заунывный пролог

Жизнь на театре нелегка,

Безденежна и суетлива.

Зарплаты хватит – молока,

Картошки и бутылку пива

После премьеры прикупить,

Испить в гримерке и забыться.

Но не перестают любить

Театр и очень им гордиться.

Из дома тащат реквизит,

В то время как в Москве богатой

Культурный барин-паразит

Им урезает ползарплаты.

Они ж умеют все простить,

Живя очередной премьерой,

И всем любителям поныть

Служа живым антипримером.

Сексуальная завязка

Культурный мой Петрозаводск,

Любить тебя легко и просто

За то, что в нем хватает звезд

Театра, сцены и подмостков.

Ты здесь живешь и любишь заново

В одном порыве с Чебуркановым,

Смеешься с клоуном Сахановой

И критикуешь, как Русанова.

Ты все еще, как огурец,

Но полысел, как Липовец…

Нет, ты нисколько не простецкий,

Ты вездесущ, как Липовецкий.

Ты выживаешь, как Савельева,

Люби театр, давай, поверь в него.

Бывалый скажет: «И, как встарь, я

Люблю ваще обеих Нярья».

И, молодой, не унывай,

Кричи: «Анискину давай!».

Татарское нашествие

Как жаль, сплясал от нас Варнава,

Но остается Фудзикава.

Да, нет у нас Чулпан Хаматовой,

Но и татарами богаты мы.

Вот есть Сапегина и Муллина,

Они давно переметнулись к нам.

Мустафина и Кадрия,

Казани, в общем, до…краЯ…

OLD SCHOOL

А сколько классиков из местных,

Карелу каждому известных:

Бычкова, Зотова, Мойковский,

Состав покруче, чем московский.

Возьми Румянцеву, Румянцева –

Герои посильнее глянцевых.

Кульминация: родные призраки

И среди них, таких родных –

Большими буквами ЖИВЫХ.

Уж нет ее. И нет Залогина.

Но нет! Живее всех живых!

Эпилог: не дождетесь!

Их дух, их юмор и наследие

В театре снова у руля!

И пусть актер – строка последняя

В зарплатной ведомости, бля!

Ведь Гена выразил бы круче

Все отношение к властям.

И трехэтажное б озвучил

Свое приветствие гостям.

Коль был бы жив. А Гена жив!

От ТАМ играет. И с азартом!

И ТАМ, всех гениев сдружив,

Он с нами пьет за День театра.